Регистрация    Войти
Авторизация
» » PuzzleWood: музыкальный взрыв на обломках


PuzzleWood: музыкальный взрыв на обломках

Категория: Найди интересное на ЖЗ
Мистическое звучание, пост-прогрессив, арт-рок, сочетание психоделики и электроники, выразительные образы, атмосферные мелодии и тексты — молодой проект, позаимствовавший свое название у древнего леса в Глостершире, где любили прогуливаться Толкин и Джоан Роулинг, яркой вспышкой появился на современной сцене. Свою необычную группу, как пазл, собрал гитарист, композитор и культуролог Антон Легатов, работавший с Иосифом Левитисом, Максом Ротшильдом, Дмитрием Четверговым и другими маститыми артистами.

Фото: Мария Ротань
Не так давно музыканты отыграли большой сольный концерт. Они не балуют публику частыми выступлениями, больше похожими на звуковые путешествия куда-то в параллельную реальность. На повестке дня — работа над пластинкой, сингл с которой «Beyond The Thin Glass» стал интригующим откровением. Хотя по духу творчество команды чем-то может напомнить Pink Floyd или King Crimson, эти ребята сумели сплести из множества элементов, тонких деталей свой музыкальный язык. «MegaБит» поговорил с их лидером о том, какие последствия повлечет за собой гибель крупных лейблов, почему из музыки надо бежать, если у тебя есть выбор, и как в песне Бритни Спирс может появиться сложнейший академический прием.

— Антон, как возникла идея твоего проекта?

— Она всегда была у меня в голове. Лет в 12 я начал заниматься музыкой с друзьями. Мы слушали тогда интеллектуальный русский рок вроде «Наутилуса Помпилиуса», БГ, и уже тогда я понимал, что мне неинтересно идти в музыкальную школу и быть потом, например, исполнителем в оркестре, дирижировать или писать музыку в академическом ключе, мне хотелось собрать группу и сделать с ней что-то свое. Уже тогда сформировался образный мир, в который я уходил из реальности. В школе меня сильно обижали, били, потому что я был не таким, как все. Все мальчики интересовались боксом и машинами, а я — средневековым костюмом, архитектурой древнего мира, ритуалистикой. По истории у меня всегда были «пятерки». Помню, когда мы изучали Древний Египет, я замучил учительницу расспросами про богов. Все эти мои увлечения перекочевали в творчество. Меня никогда не привлекала прямолинейная, простая музыка. Я обожаю Guns N’Roses, Aerosmith — это легендарные группы, могу послушать их для драйва по настроению, но очень быстро скажу: «Нет, дайте мне что-нибудь посложнее, чтобы размять мозг». Мои идеи всегда были старше меня. Когда приходит очередная, я понимаю: чтобы воплотить ее, надо еще работать, и постоянно об этом думаю. Меня часто спрашивают перед концертом: «Почему ты такой мрачный?» Все дело в том, что для меня каждый выход на сцену — большой вызов. Эмоционально я всегда работаю на грани, как будто вот-вот сломаюсь.

— Ты каждый раз завышаешь планку?

— С одной стороны, да, с другой — дело не во мне. Я уверен, что не мы пишем музыку — она сама создает себя, приходит к нам такой, какой «хочет» быть, а мы в меру своих возможностей транслируем ее. Я всегда стараюсь максимально обмануть реальность, потому что изначально замысел идеален. Воплотить его на сто процентов практически невозможно, это утопия, но к ней нужно стремиться. Самое сложное — когда не можешь услышать, как должна прозвучать та или иная тема, синхронизировать внутренний слух и исполнение. Для этого мне часто нужны партнеры, у которых есть более фундаментальное образование, они иногда подсказывают мне некоторые ходы. Однажды я работал с очень профессиональным композитором и попросил его помочь подобрать аккорд. Когда он нашел нужный, то сильно удивился: «Слушай, это же мессиановский аккорд, очень сложный». Я не знал этого, но именно такое созвучие возникло у меня в голове.

Фото: Сергей Хрыпов
— Если говорить об идеальной задумке — концепция PuzzleWood сформировалась у тебя в голове до того, как ты собрал группу, или стала прослеживаться в процессе работы с музыкантами?

— Все постигается только в процессе. Мне близок тот подход, который выработали легендарные джазмены Джо Завинул и Майлс Дэйвис. Каждый из них всегда говорил: «Я хочу услышать музыканта — что он может привнести». Мне неинтересно тиранить и доминировать. Иногда у меня есть какие-то пожелания, я могу что-то наиграть на гитаре, подкидываю идею, но в основном задаю ребятам вопросы: «А как бы ты здесь сыграл? Что бы ты здесь сделал?» Когда речь идет о каких-то сольных более свободных партиях, я полностью отпускаю вожжи, например нашему перкуссионисту Кириллу говорю: «Делай все, что хочешь». Он предлагает десятки идей, и мы вместе выбираем то, что лучше звучит. Что касается состава, у меня никогда не было четкой установки, что мой коллектив должен быть трио, квартетом или квинтетом: PuzzleWood я могу в хорошем смысле слова сравнить с плесенью, которая растет и колонизирует то пространство, которое ей нужно. Сейчас мы поняли, что доросли до перкуссии. В альбоме, над которым мы работаем, будут и этнические духовые, и этнические струнные, и клавиши, возможно, классический струнный квартет. Главное — не умереть от энтузиазма. (Смеется.) Раньше все было проще: мы ограничивались пауэр-трио, был период, когда играли на очень сухом звуке, почти как в 1960-е (у нас были ламповые усилители, только барабаны и чистый вокал — почти блюз). Мы постоянно экспериментируем, у нас на выступлениях много импровизационных кусков. Неинтересно играть все время одно и то же.

— Сегодня эклектичность в музыке — уже тенденция. А актуальны ли чистые жанры без примесей других стилей?

— Это маяки, по которым определяется движение, система координат, но жесткое жанровое деление давно неактуально. Происходит процесс проникновения одного стиля в другой, заимствования, к тому же уровень музыкантов очень вырос. Сегодня любой серьезный гитарист если и не играет джаз как надо, то очень хорошо в нем разбирается. У Григория Лепса, например, сейчас работает Федор Досумов. Это один из топовых российских гитаристов, и он оказывает очень сильное влияние на музыку Лепса, которая с ним звучит совсем не как попса, а как софт-рок. Уровень чувствуется. Сегодня у всех серьезных инструменталистов, будь то гитаристы или барабанщики, очень широкий спектр возможностей. Они играют все. И порой в самых разных жанрах встречаются неожиданные элементы. Как-то раз моим знакомым нужно было сделать кавер на «Toxic» Бритни Спирс. Сидит классический композитор с консерваторским образованием, слушает этот трек и говорит: «Ничего себе, у нее расщепленная терция в гармонии». Это очень серьезный академический прием, даже я его не использую. Стили смешиваются, потому что мы живем в эпоху постмодерна — ничего нового не происходит. В 1970-е случился взрыв, с тех пор либо идут повторения, либо музыканты глубже погружаются в те сферы, которые тогда открылись.

— А что будет дальше?

— Новый виток. Перемены уже близки. При этом люди, которые думают, что все будет хорошо, сильно ошибаются. Искусство могут двигать две вещи — либо проблема культурного характера (как, например, ситуация, сложившаяся в начале Средних веков), либо непреодолимые внешние обстоятельства — война, голод. Эпоха Возрождения стала возможна только благодаря черной чуме. Не выкосила бы эта эпидемия две трети населения Европы, никакого расцвета культуры не было бы и в помине. Культура в этом смысле как медицина, развитие которой стимулирует война. Тем, что у нас есть современная реаниматология, мы обязаны Второй мировой. Если человека не подтолкнут вперед какие-то жесткие обстоятельства, он ничего не будет делать. Сегодня обстановка на планете накаляется. Мы думаем, что играем в игры, но не осознаем, что долго так продолжаться не может. Это касается не только политики, но и музыки. Ситуация доводится до абсурда. Недавно, например, умер Аллан Холдсуорт, второй человек после Джими Хендрикса, Стравинский от гитарной музыки, который взял в руки инструмент, перевернул все с ног на голову и сделал столько нового для джаза, блюза, рока, фьюжна, что переоценить его достижения невозможно. Он умер в абсолютной нищете, у его семьи не было денег, чтобы его похоронить. Всем миром собирались средства на его похороны и памятник. Это чудовищно: есть такие вот гениальные музыканты, живущие в нищете, а есть абсолютно бездарно «поющие трусы», за которыми стоят лейблы. Сейчас мы видим, как индустрия рушится, но проблема в том, что, когда это происходит, очень многие погибают под обломками. Безусловно, когда большие лейблы увядают, теряют свою силу, появляются независимые лейблы, платформы, на которых ты сам можешь продавать свою музыку. С другой стороны, представляешь, сколько музыкантов остаются без работы... Рано или поздно мы услышим что-то новое, но это новое вырастет на костях. К сожалению, иначе не бывает. Мир всегда бьет тебя, чтобы ты развивался.

Фото: Сергей Хрыпов
— Многие музыканты прекрасно звучат живьем и совершенно не впечатляют в записи, или наоборот. От чего это зависит?

— Прежде всего от музыки. Например, слушать джаз на пластинке очень сложно. Кроме того, запись и живое выступление требуют абсолютно разных подходов. На концерте очень большую роль играют эмоции, драйв, состояние, настроение, энергетический контакт с залом, а альбом — это более сухой продукт, при его создании на тебя работает ремесло. Даже живое шоу в записи воспринимается совершенно иначе. Ну и все, конечно, зависит от артиста. Есть исполнители, прекрасно работающие на студии, но слушать их живьем невозможно. Я сам долго с этим жил: когда ты сидишь, работаешь в четырех стенах и все прекрасно получается, выходишь на сцену — и все портится. Здесь очень важна работа над собой, с энергетикой и харизмой.

— У тебя когда-нибудь была боязнь сцены?

— Нет, сцены я не боялся и еще с детства любил участвовать в различных школьных спектаклях, например. Но цели покрасоваться никогда не было — мне нравится сама сцена, а когда на меня обращают внимание — нет. В обычной жизни я стараюсь быть незаметным, чтобы меня никто не видел и не трогал. Когда я прихожу на чужой концерт, например, то захожу в зал в самом конце, когда артист вот-вот выйдет. Если говорить о каких-то трудностях, которые приходилось преодолевать на артистическом пути, мне всегда было очень тяжело работать с публикой, вступать с ней в диалог. Мой идеальный концерт — тот, на котором я не говорю ни слова между композициями. Могу пошутить, конечно, но не люблю что-то рассказывать, придумывать специально. В этом мне видится какая-то искусственность.

— Возвращаясь к теме перемен в музыке. Мы говорили о том, что индустрия рушится, появляются независимые лейблы. Тем не менее тысячи людей продолжают ходить на концерты поп-исполнителей, которые уже десятилетиями поют одни и те же песни, не создавая ничего нового и интересного. Так называемая массовая культура по-прежнему востребована. Как ты это оцениваешь?

— Я профессионально изучал культурологию: дело в том, что искусство всегда было уделом четырех процентов населения Земли. Процент гениев, сумасшедших и гомосексуалов в мире со временем не меняется: есть менее одного процента гениев, порядка шести — десяти — гомосексуалов и двенадцати — сумасшедших. Посмотри, что происходит в обществе. Население увеличилось, достаток людей в среднем повысился, но уровень образования не поднялся — диплом не является показателем. Система образования, которое мы получаем, была придумана в Чикаго для того, чтобы готовить рабочих для фабрик. Именно поэтому мы сидим в классе за партами, которые стоят ровными рядами, имитируя станки, от звонка до звонка. У нас есть четкое расписание. Так никогда не велись серьезные занятия, если говорить о фундаментальном образовании в прошлом. Всегда был ты и твой наставник. У любого культурного деятеля, ученого был свой мастер, который передавал ему свои секреты: у Стравинского — Римский-Корсаков, например, у Рихтера — Нейгауз. Да, Рихтер уже был гением, но нужно было умело огранить этот «камень».

— А тебе самому повезло с учителями?

— Я до сих пор не смог получить систематизированного образования и остался интуитом в музыке, и это, я считаю, в чем-то сказывается на профессионализме. Когда мне было 13 лет и отец понял, что я хочу серьезно заниматься игрой на гитаре, он подошел к этому основательно и пригласил учителя — Валерия Васильевича Гребенщикова, это двоюродный брат Бориса Борисовича Гребенщикова. Он классический гитарист и три года занимался со мной по программе музыкальной школы. Я играл «Цыганочку», «Во саду ли, в огороде» и прочую ерунду. В принципе, это было полезно, потому что базовые навыки — развитие слуха, основы ритмики и звукоизвлечения — он мне дал. Позже на вечеринке своего двоюродного брата я познакомился с его другом Александром Куинджи, который был на тот момент фламенко-гитаристом и произвел на меня впечатление. Я поучился у него какое-то время. Был момент, когда я не учился ни у кого, играл на Арбате и занимался тем, что раскапывал какие-то вещи сам — это был очень важный период для меня, когда удалось почерпнуть очень многое. А потом я встретил человека, которого я считаю своим главным учителем, который дал мне больше всего, — Иосифа Левитиса, дипломированного джазового гитариста, который 16 лет прожил в Америке и к моменту нашей встречи только вернулся в Россию. От него я получил опыт и очень серьезное понимание того, что такое настоящая музыка. Все мои преподаватели повлияли на меня, во многом в хорошем смысле, но я не могу сказать, что сумел найти такого мастера, который полностью меня понял бы и сумел раскрыть мой потенциал, дать то, что было нужно именно мне.

— Вопрос, который мучает многих: как выжить независимым талантливым музыкантам на современной сцене? И сочетаются ли понятия «искусство» и «бизнес», на твой взгляд?

— Они не сочетаются вообще. Если ты молодой музыкант, нужно искать другой источник заработка, чтобы у тебя был хоть какой-то финансовый бэкграунд. При этом фраза «музыкой не заработаешь» не совсем верна. Все зависит от того, какая музыка, сколько ты хочешь заработать и что ты для этого делаешь. Многие очень самонадеянны, считая, что они уже круто играют и все им за это должны. Этого мало. Много кто круто играет, но нужно заниматься собой, продвижением своей музыки. И если ты нанимаешь для этого агента, он должен любить то, что ты делаешь. Нужно вкладываться — без этого никак — и понимать, какой трудный путь тебя ждет. Музыкальное образование вообще одно из самых сложных: это огромная умственная и физическая нагрузка, одновременно и спорт, и наука. Кроме того, большое заблуждение считать, что талант сам пробьется. Талантливые люди не такие, как все, они все немного сумасшедшие. Предпочтет ли нормальный человек здоровому сексу, сну и общению часами, днями, неделями сидеть наедине с инструментом? Нет. Многие музыканты становятся наркоманами, алкоголиками, сексоголиками, потому что это становится гиперкомпенсацией. Творческие люди — люди страстей, таким образом они компенсируют то, что огромное количество времени проводят с инструментом, иначе могут просто сойти с ума. Поэтому таланту, конечно, нужна поддержка. И сам человек должен понимать: если хочешь сытой и стабильной жизни — беги. Как сказал Довлатов, «творческих профессий вообще надо избегать», потому что не вы их выбираете, а они вас.


Последние новости PuzzleWood: музыкальный взрыв на обломках сегодня,

Новости на сегодня PuzzleWood: музыкальный взрыв на обломках за последний час,

обзор военных действий PuzzleWood: музыкальный взрыв на обломках,

PuzzleWood: музыкальный взрыв на обломках новости и слухи сегодня,

Новости дня PuzzleWood: музыкальный взрыв на обломках за последний час,

Читать самые свежие новости про за о по PuzzleWood: музыкальный взрыв на обломках последние

читать онлайн PuzzleWood: музыкальный взрыв на обломках,

топ книга PuzzleWood: музыкальный взрыв на обломках,

читаю читаешь читает PuzzleWood: музыкальный взрыв на обломках читаем читаете читают,

читаемый PuzzleWood: музыкальный взрыв на обломках,

PuzzleWood: музыкальный взрыв на обломках последний новость,

сводки PuzzleWood: музыкальный взрыв на обломках,

сводка новостей PuzzleWood: музыкальный взрыв на обломках,

обзор PuzzleWood: музыкальный взрыв на обломках,

видео обзор PuzzleWood: музыкальный взрыв на обломках свежую,

PuzzleWood: музыкальный взрыв на обломках видео 5,

Чрезвычайные новости PuzzleWood: музыкальный взрыв на обломках,

Свежее Чепе PuzzleWood: музыкальный взрыв на обломках,

важное сегодня PuzzleWood: музыкальный взрыв на обломках,

взлом PuzzleWood: музыкальный взрыв на обломках,

Игра PuzzleWood: музыкальный взрыв на обломках,

Платформа PuzzleWood: музыкальный взрыв на обломках,

Жанр PuzzleWood: музыкальный взрыв на обломках,

Дата выхода PuzzleWood: музыкальный взрыв на обломках,

Разработчик PuzzleWood: музыкальный взрыв на обломках,

Издатель PuzzleWood: музыкальный взрыв на обломках,

срочная новость PuzzleWood: музыкальный взрыв на обломках,

крым сегодня PuzzleWood: музыкальный взрыв на обломках,

срочные новости PuzzleWood: музыкальный взрыв на обломках прогноз,

срочно за PuzzleWood: музыкальный взрыв на обломках,

смотреть онлайн про PuzzleWood: музыкальный взрыв на обломках,

смотреть онлайн бесплатно PuzzleWood: музыкальный взрыв на обломках.

последние самые свежие новости о PuzzleWood: музыкальный взрыв на обломках.

Конфликт PuzzleWood: музыкальный взрыв на обломках читать сейчас самое свежее.

Новости в России и мире свежий, самая оперативная информация о про

темы дня, обзоры, анализ. Фото и видео с места событий, инфографика, радиоэфир, подкасты


Материалы публикуемые на "ЖИЗНЬ ЗЕМЛИ" это интернет обзор российских и зарубежных средств массовой информации по теме сайта. Все статьи и видео представлены для ознакомления, анализа и обсуждения. Мнение администрации сайта и Ваше мнение, может частично или полностью не совпадать с мнениями авторов публикаций. Администрация сайта не несет ответственности за материал опубликованы пользователями.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Написать комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
Код:
          Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код: